{ДневNik}

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

{ДневNik} > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Сегодня — воскресенье, 21 октября 2018 г.
Проценты по вкладу при расторжении договора Alexander Kirpikov 05:25:08
 Расторгли договор банковского вклада? Тогда Вам нужно знать о том, в каком размере выплачиваются проценты по вкладу. Подробнее см. http://kirpikov.ru/­faq/procenty-po-vkla­du-pri-rastorzhenii-­dogovora/

Поделитесь ссылкой в социальных сетях!

Составим исковое заявление в арбитражный суд, заявление о вынесении судебного приказа, возражения на судебный приказ и иные юридические документы http://kirpikov.ru/­service/iskovoe-zaya­vlenie/

Если Вам требуются юридические услуги, запишитесь на юридическую консультацию к юристам центра Кирпиков и партнеры по телефонам: 8 (922) 98-98-223, (922) 98-98-224 или по е-mail: info@kirpikov.ru

ПОМНИТЕ, к юристу, как и к врачу, нужно обращаться вовремя!

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях:
ВКонтакте: https://vk.com/kirp­ikovru
Facebook: https://www.faceboo­k.com/kirpikovru/
Instagram: https://www.instagr­am.com/kirpikov.ru/
Twitter: https://twitter.com­/kirpikovru
Одноклассники: https://ok.ru/kirpi­kovru
Google+: https://plus.google­.com/u/0/10239362588­5031203961
Youtube: https://www.youtube­.com/channel/UCGQHqs­XxsBuO5J3-QlKgBtg

ОБРАЩАЙТЕСЬ в центр Кирпиков и партнеры http://kirpikov.ru/­faq/, и мы ответим на все интересующие Вас вопросы!

Категории: Kirpikov, Банк, Банковский вклад, Деньги, Договор, Кирпиков, Наследство, Проценты, Юрист
Позавчера — пятница, 19 октября 2018 г.
V 25896z 16:19:32
­­
ДА да я люблю красивые картинки
... Lion O 14:32:07
/агрессивно смотрит на раскраску мстителей /
четверг, 18 октября 2018 г.
Приветствую тех, кого нет. Винный паразит. 15:46:32
Я прекрасно понимаю, что меня давно уже никто не читает и даже не видит. Удивительно, что кто-то меня все еще не выкинул из друзей и подписчиков. В общем-целом, я прекрасно понимаю, что сама виновата, что все забросила, причем не только беон, поэзию и писательство тоже. Поэтому прошу, если кто-то меня еще читает - откликнитесь и поддержите морально, прошу. Хочется все таки ощущать, что это не уходит в пустоту.

Спасибо за внимание.



Музыка A Grave Mistake- Ice Nine Kills
Категории: #наборбукв
15:55:35 Warm freon
И тебе привет ^^
среда, 17 октября 2018 г.
v s r a t o s t ь 572658027166660 20:00:59
v s r a t o s t ь
Love and pain melljee 09:09:51
  – Ты – только мой, Жан, только мой...

Тёплые, сильные руки Марко, скользящие по оголённым участкам кожи: по бледным широким плечам; по шее и кадыку, что так соблазнительно подрагивал всякий раз, стоило Бодту прикоснуться к определённым точкам на теле Жана, о которых знал только он; по явно выпирающим скулам и ключицам, а затем ниже – к животу и острым бедренным косточкам, которые так и хотелось целовать. И Марко целовал.

– Ты – мой. И никто, кроме меня, не смеет касаться тебя...

Рассекающий тишину свист кнута в воздухе. Построить конюшню рядом с казармой было поистине гениальной идеей, и Бодт готов был лично пожать руку тому, кто это придумал. Марко с садистским наслаждением наблюдал за тем, как вздрагивал Жан, слыша свист девайса в опасной близости от своего тела. Марко играл. Он дразнил, изводил Кирштайна, распалял его фантазию и воображение, чтобы после обрушить на него волну наслаждения и сладкой, томительной боли.

– Твоё тело – моё, Жан. Моё. Так ведь?

Короткий кивок Жана, и кнут, в очередной раз с громким свистом нарушив благодатную тишину, ложится на спину парня, срывая с его губ болезненный стон. Марко с улыбкой следит за тем, как дрожит тело Кирштайна; как сведённые за спиной руки сжимаются в кулаки, впиваясь ногтями в ладони; как по бледной коже, в месте прикосновения хвоста кнута, выступила тонкая пурпурная полоса. Бодт закусывает губу, едва сдерживая подступающее возбуждение.

– Жан... Эй, Жан...

Следом за последней фразой – ещё удар. Резче, грубее, болезненнее. Кирштайн вздрагивает всем телом, запрокидывая голову назад и протяжно заскулив. Губы парня искусаны – нельзя стонать слишком громко, могут услышать. Пусть ночь, пусть всех сморила прошедшая днём битва, пусть они одни сейчас... Не важно. Жан не мог позволить себе так рисковать и потому то и дело закусывал губы, желая хоть немного приглушить особенно сильные стоны. Новая алая полоса на спине – как знак глубокой и искренней любви Марко. Кирштайн буквально ощущает, как по спине течёт тоненькая струйка тёплой липкой крови, скользя по позвонкам и дальше ниже – в ложбинку на пояснице. Аромат кожи и крови смешался с запахом свежего сена и древесины, образуя новый, пьянящий коктейль. Марко, склонившись к уху Жана, шепчет что-то о том, что это – аромат их любви, и Кирштайн согласно кивает, облизываясь – любовь Марко отныне действительно с запахом крови.

– Жан... Тебе нравится?

Тихий, вкрадчивый шепот на ухо блондина. Жан, не раздумывая, кивает. Конечно, ему нравится. Нравится такой Бодт – сильный, властный, любящий и умеющий подчинить, способный дарить такое удовольствие, что едва ли кто-то сможет лучше... Кирштайн не знал, любит ли его Марко. Этот, новый Марко. Марко, в чьих глазах больше не сияет солнце; Марко, чьи веснушки больше не кажутся такими милыми, как раньше; Марко, чей взгляд пропитан отныне лишь ненавистью и пустотой; Марко, заменивший ласковые прикосновения грубыми ударами кнута. Но Жан рад ощущать хотя бы это... Кто знает, может, Марко теперь именно так выражает свои чувства?

– Жан... Жан... Жан...

Бодт тянет последнее слово приторно-нежно, от чего Кирштайн сглатывает – нет, это всё равно не тот парень, которого он знал. Словно в подтверждение тому спину вновь обдаёт резкой острой болью, волной прокатывающейся по всему телу, отдавая болезненным возбуждением в паху. Жан жмурится, ощущая, как в уголках глаз проступают слёзы. Блондин вытирает их плечом, чуть клоня голову на бок, что тут же вызывает усмешку у Марко – разумеется, он заметил этот жест.

– Ну что же ты, Жан? Не нужно плакать...

Марко обходит парня, присаживаясь перед ним на корточки. Тонкие смуглые пальцы цепляют бледный подбородок Кирштайна, заставляя смотреть в глаза. Бодт улыбается. Ехидно, садистски, с усмешкой. Он разглядывает лицо юноши: его покусанные губы; немного покрасневшие от непроизвольных слёз глаза; аккуратный нос и явно выпирающие скулы и, не думая ни секунды, впивается жадным поцелуем в чужие истерзанные губы, заставляя Жана болезненно, но удовлетворенно простонать в губы партнёра. Язык Марко по-хозяйски проникал в рот блондина, исследуя каждый миллиметр влажного горячего пространства и лаская небо, тем самым заставляя юношу тяжело дышать, подаваясь вперёд, желая быть ближе к такому новому, не привычному Марко. Однако тот довольно скоро отстранился, проведя напоследок языком по губам Кирштайна, слегка те прикусывая.

– Ты же потерпишь ещё немного? Ради меня, Жан...

И Жан вновь кивает, не в силах произнести ни слова. Он лишь смотрит в тёмные глаза Марко, отчаянно стараясь разглядеть в них хоть что-нибудь. Не выходит.

Снаружи раздаются какие-то шорохи и шумы, сбивчивый мат, по хрипотце которого можно предположить, что это – Эрен. Бодт недовольно хмыкает, выпрямляясь и отбрасывая кнут в сторону. Кажется, ему снова пора. Марко больше не жил в казармах корпуса. Он приходил сюда с наступлением вечера, уходя, как только считал это необходимым. Чаще всего – с рассветом, но случалось и так, как сегодня – происходили непредвиденные ситуации, и грубые игры приходилось прекращать раньше, чем всегда. Марко не говорил, куда уходит. Никогда не рассказывал о том, как выжил, и что произошло потом. Он не выказывал желания вернуться в ряды разведки, не желал говорить о том, чем сейчас занимается. Жан не знал о нём ровным счетом ничего. Ему только и оставалось, что, стоя на коленях, смотреть вслед уходящей через вторые ворота тени в чёрном плаще с капюшоном.

– Марко... – тихий голос Кирштайна был отчётливо слышен в пустой конюшне. Бодт остановился, повернувшись в пол оборота и взглянув на юношу. Глубоко натянутый капюшон скрыл половину лица Марко, делая его образ ещё более мрачным. – Почему? – всего одно слово... Жан просто не мог сформулировать свои мысли. Все это время в голове и на языке вертелось лишь единственное слово. И вот, наконец, оно произнесено.

– До встречи, Жан... – так же спокойно и тихо отозвался Марко, покидая конюшню, оставляя друга в полном замешательстве и одиночестве. Снова.

Кирштайн надевает рубашку, на белоснежной ткани которой, тут же проявляются тёмные кровавые пятна. Жан только успевает одеться, как в помещение заходит сонный Эрен, устало потирая глаза и стараясь разглядеть в непроглядной темноте хотя бы что-то.

– Жан?... Что ты тут делаешь? – щурясь, интересуется Йегер, бегло осматривая конюшню. – Я услышал шум, решил проверить... Ты ничего не слышал?

– Лошадь чего-то взбесилась, – отозвался Жан, стараясь не выдавать сожаления и пустоты в голосе. – Уже всё нормально, забей, – он отмахнулся, стараясь поскорее покинуть помещение, что каждую ночь превращалось в поляну плотских утех с человеком, что стал для него всем. Кирштайн жалел лишь об одном – он так и не признался Марко в том, что чувствует, просто не успел до его смерти. И пусть сейчас ему такому, новому, будут безразличны истинные чувства Жана однажды он решится, и вместо последней прощальной фразы прозвучат те самые необходимые слова.

«Я люблю тебя, Марко».


Категории: Фанфикшен, Аниме, Атака титанов, Жан кирштайн, Марко бодт, Слэш, Бдсм
Goodbye, my brother melljee 08:58:45
 
«Ты помнишь этот день? –
На земле под холодным дождём
Остались мы вдвоем»

Говорят, когда Йотуны умирают, они превращаются в снег, отправляясь в вечное путешествие над мрачными безмолвными вершинами Нидфьёлль.

Тор узнал об этом ещё в глубоком детстве, когда, кутаясь в одеяло и сонно перебирая кончики угольно-чёрных волос Локи, слушал в его пересказе древние легенды и мифы, вычитанные в запрятанных в самый дальний угол и поросших паутиной книгах. Лафейсон с нескрываемым восторгом и азартом делился с братом невероятными историями о гигантских ледяных драконах, огненных демонах и прочих причудливых и диковинных для детей существах, на что Тор лишь качал головой и улыбался, прижимаясь к брату покрепче – в подобные россказни старший не верил, а историям о монстрах предпочитал сказания о великих воинах и сражениях.

О давно забытых преданиях Тор вспоминает лишь сейчас, держа на руках с трудом дышащего Локи. Его тонкие пальцы крепко сжимают края потрепавшегося в бою красного плаща, и Лафейсон, чуть кривя побледневшие уста в жалком подобии усмешки, шепчет:

– Говорят, когда Йотуны умирают...

Фраза даже не успевает слететь с губ – Локи тут же заходится в тяжёлом, болезненном кашле, а Тор буквально видит, как с каждым новым выдохом жизнь всё стремительнее покидает тело брата.

– Хватит, Локи... – Одинсон морщится, рефлекторно прижимая Локи ближе к себе, словно стремясь укрыть того от смерти. – Ты не погибнешь. Только не сегодня и только не так.

– Надо же. Я ещё не умер, а ты уже присваиваешь титул Бога обмана себе? – Локи хрипло смеётся, крепче сжимая ткань, а затем переводит взгляд на небо, рассматривая напоминающие чернильные разводы облака. – Тор, снег пошёл...
«Из последних сил
Заставлял я биться сердце твоё,
Моя жизнь сгорала вместе с тобой»

Никогда прежде Одинсон не был так сконцентрирован на чём-либо, как сейчас на медленно поднимающейся и опускающейся груди младшего брата. Силы явно покидали Локи – его хватка ослабла, а веки то и дело легонько подрагивали, так и норовя закрыться. От мысли о том, что каждый новый вздох Локи может стать последним, Тора бросало в дрожь – представить свою жизнь без брата он уже не мог.

– Эй, Локи, оставайся со мной... Не засыпай, слышишь? – крепкая ладонь Тора аккуратно ложится на бледную щёку Лафейсона, от чего тот кратко вздрагивает и фокусирует взгляд на лице Одинсона.

– Прости, прости за всё... – сбивчиво шепчет Локи, выдерживая пугающе длинные паузы между словами – дышать становилось всё тяжелее. Тор лишь качает головой, мягко оглаживая холодную щёку.

– Всё это неважно, Локи, неважно. Ты только дыши, слышишь? И будь со мной.
«Что приготовил мне наш мир?
Быть может он спасет тебя
На моих глазах»

***

...– И какой прок от твоей магии, если нельзя воскресить погибших? – слишком не по-детски крепкие руки мёртвой хваткой сжимали плечи Локи, а заплаканные голубые глаза, в коих плескались отчаяние и жажда справедливости, смотрели в спокойные зелёные. В этом бою полегло много славных воинов, многие из которых были друзьями семьи, а потому горе затронуло всю чету Одинсонов, вплоть до самых маленьких её членов.

– Некоторым просто суждено умереть, Тор. И этого никак не исправить... – чуть слышно произнёс Локи, покачав головой и утешающе обнимая брата...
***

О сказанных когда-то словах Тор вспоминает именно сейчас. В момент, когда почти безжизненное тело брата обмякло в его руках. А ведь и правда – какой смысл от всех этих дешёвых иллюзий; заклинаний; неподъёмных гримуаров весом с чёртов Мьёльнир, если не больше; во всех этих магических артефактах, если ни один из них не способен избавить от смерти.

– Локи... Локи, нет, не закрывай глаза, – Одинсон похлопывает брата по щеке, а после вновь аккуратно поглаживает её дрожащими не то от лютого мороза, не то страха и беспокойства пальцами.

Лафейсон с трудом приоткрывает глаза, однако почти сразу вновь их закрывает, тяжело выдыхая и морщась от резкой боли в груди. Скорое приближение смерти вовсе не пугало его. Пожалуй, больше небытия он боялся лишь одного – оставить Тора наедине с его горечью.
«Дыши со мной ещё один день,
Я буду считать часы,
Прижми ладонь к груди моей»

Тор никогда не воспринимал возможность смерти брата всерьёз. Игра на чувствах, фокусы, трюки – всё это было неизменной частью характера Локи ещё с самого детства, но каждый раз, снова и снова, несмотря ни на что, он возвращался, привычно хлопая Одинсона по плечу, ухмыляясь и бросая ехидное: «Неужто скорбел по мне, братец?». На что Тор лишь широко улыбался, моментально забывая обо всех проделках младшего, просто радуясь тому, что он жив, здоров и, что самое главное, рядом.

Но не сейчас. Сейчас глаза Локи уже пугающе долго прикрыты, длинные тёмные ресницы запорошило мелкими пушистыми снежинками, а грудь его застыла в мёртвом ледяном спокойствии.

– Локи... Локи! Нет... – Тор крепко обхватывает брата за плечи, напрочь забывая об осторожности, прижимает его к себе, сжимая чуть ли не до хруста костей, утыкается носом во влажные от снега волосы Локи. – Брат...
«Я считаю пульс,
Но удары утопают в слезах,
Горящих в наших сердцах»


Отец всегда учил – мужчины не плачут. Короли – тем более. И Тор большую часть своей жизни без особых усилий следовал этим нехитрым заповедям. Но сейчас, когда у него на руках погиб последний близкий, пусть и не по крови, но по духу, человек, сдержать слёзы было просто невозможно.

Одинсон крепко сжимал плечи Локи, тряс его, просил признаться, что всё это – очередная неудачная шутка, молил вернуться, обещал не злиться и не ругаться за произошедшее. Но мольбы эти были тщетны – Локи не подавал никаких признаков жизни. Кожа его преобрела грязный сероватый оттенок, а Тор отметил, что, всё же, легенды лгут – после смерти Йотуны не обращаются в снег.

– Локи... Прости... – Одинсон аккуратно обхватил запястье Локи пальцами, поднося его ладонь к своим губам, касаясь ими холодной кожи, морщась. Ледяной. Мёртвый.
«Прикоснись ко мне,
Дай понять, что мы живы ещё,
Только мы – никого больше нет»

В этот самый момент Тору кажется, что он умер вместе с братом. В мыслях тут же начали всплывать воспоминания из детства: милые совместные ночи со сказками, тёплыми одеялами и разноцветными радужными всполохами на потолке, трепетно созданными стараниями Локи; безуспешные попытки Лафейсона поднять Мьёльнир и его недовольное, но смешное в этот момент лицо; бег наперегонки по длинным дворцовым коридорам; аккуратно свернувшаяся на груди Тора маленькая змейка, так приятно щекочущая кожу и чуть касающаяся носом его шеи...

Тор просто не может сдержать слёз. В отчаянии он сжимает тело брата в объятиях, перебирает подол его плаща, что-то шепчет в макушку, от чего тёмные влажные волосы липнут к губам, просит прощения.

Но теперь уже слишком поздно.

Музыка Amatory – «Дыши со мной»
Категории: Фанфикшен, Тор, Марвел, Комиксы. слэш, Локи
воскресенье, 14 октября 2018 г.
ниче не ебнут, вернешься будешь пилить ролики как КОЕ КТО кепка сасушки в сообществе что.где.когда. 16:24:58
ниче не ебнут, вернешься будешь пилить ролики как КОЕ КТО
7id76turt кадаверус 13:03:54
http://www.gutenberg­.org/files/58082/580­82-h/58082-h.htm
7id76turt
~ 3983 ~ EЯIS FVШN в сообществе LAGUNA 12:53:42
Дизайн

­­
Подробнее…
­­
http://uploads.ru/?g=MPlEq.png
+заголовки, навигация, дата, шапка, эпиграф



проданный вариант
­­
­­
http://uploads.ru/?g=bKG39.png


Категории: Eris Fawn
показать предыдущие комментарии (2)
14:08:05 Девилла Хаос
Хотя, ладно, Ваш
14:08:47 Ловец .
Нет-нет, я уступлю, раз такое дело.
14:18:14 Девилла Хаос
Хорошо, благодарю!
19:23:56 EЯIS FVШN
Есть не проданный дизайн http://lagunaartstu­dio.beon.ru/4-756-39­24.zhtml#e1 а так же тема опросник http://lagunaartstu­dio.beon.ru/4-639-50­.zhtml


{ДневNik} > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
смарите вынкз не смарите риборн11B-...
Кто ещё не спит или уже не спит?
пройди тесты:
Крестоноска.1
новые феи винкс кто ти
читай в дневниках:
324234
Секерт ихихихи Я же не буду первому...
НУ-НУ ЕСЛИ ТЫ МЕНЯ ЗАДУШИШЬ, ТО У ТЕБЯ...

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх